Сообщение

Спасибо, Ваш запрос отправлен!
Войти с помощью соцсетей
или
Восстановление пароля
Введите ваш e-mail
Я вспомнил свой пароль!
Проверьте e-mail, пожалуйста!
Во сколько баллов
вы оцениваете наш портал?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Спасибо за Ваше мнение!
29 ноября 2018, 09:56
Полезные статьи 33 0

ВС разбирался, почему должника оставили без кредитора

Право требования долга по цепочке сделок от компании перешло к физлицу. Несмотря на это, в судебном порядке деньги попросил взыскать с должника именно первоначальный кредитор. Первая инстанция иск удовлетворила. Но апелляция с этим не согласилась: заявитель утратил право на иск после цессии. Правда, апелляционная инстанция параллельно указала, что и уступка прав тоже не произошла: должник не дал письменного согласия на эту сделку. В противоречивых выводах нижестоящей инстанции разобрался Верховный суд.

Случаи, когда в суд обращается заявитель, который уже уступил кому-то свои права требования к должнику, встречаются очень редко, рассказывает Ольга Бенедская, советник Муранов, Черняков и партнеры . По ее словам, обычно это происходит в результате смены руководства или собственников у компании-кредитора либо после банкротства заявителя: «В таких ситуациях действующее от имени истца лицо просто не знает о состоявшейся цессии».

Кому принадлежит право требовать долг

Но подобные ситуации, как показывает практика, могут возникнуть и по другим причинам. ООО «ТрансюжстройКубаньмост» задолжало ООО «Мосстрой» с учетом пени 2,5 млн руб. по договорам поставки товарного бетона, строительного раствора и других железобетонных изделий. Весной 2017 года кредитор уступил право требования такой суммы И. Сусловой, известив об этом должника. Тот устно пообещал, что даст письменное согласие на сделку, но так и не предоставил необходимый документ.

Тем не менее в декабре того же года «Мосстрой» обратился в АСГМ и потребовал взыскать с «ТрансюжстройКубаньмост» деньги. Суд удовлетворил иск (дело № А40-115657/2017). После такого решения Суслова переуступила свое право Дмитрию Сухареву, и тот пошел в апелляцию с просьбой о процессуальном преемстве в этом споре. 

Но 9-й ААС отказал заявителю и отменил акт нижестоящей инстанции. Апелляция разъяснила, что в момент подачи иска у «Мосстроя» отсутствовало право требования долга, так как компания уступила его Сусловой. И в то же время кредитор не получил письменное согласие на цессию от должника, значит, сделку нельзя считать совершенной, подчеркнула апелляционная инстанция. Окружной суд оставил такой вывод без изменений, рассмотрев кассационные жалобы «Мосстроя» и Сухарева на решение апелляции. При этом компания «ТрансюжстройКубаньмост» сам факт долга не оспаривала, а лишь просила суды снизить взыскиваемую сумму пени (1,3 млн руб.). 

Заседание в ВС: «Выводы судов взаимопротиворечащие»

«Мосстрой» и Сухарев не согласились с решениями 9-го ААС и первой кассации, оспорив их в Верховный суд. На заседании в ВС присутствовали лишь представители заявителей жалобы. Павел Носиков из «Мосстроя» указывал на «взаимопротиворечащие выводы судов», которые не удовлетворили иск, считая, что первоначальный кредитор уступил свое право требования, и одновременно отказали в процессуальном правопреемстве Сухареву, так как цессия, по их мнению, не произошла. 

Он подчеркнул, что оспариваемые судебные акты не содержат последовательных выводов и не отвечают принципу правовой определенности. И нас, и нашего правопреемника лишили права получить плату за поставленный товар, заметил юрист. Носиков рассказал и о том, что руководство «ТрансюжстройКубаньмоста» устно дало согласие на это уступку, обещало предоставить соответствующий документ, но этого так и не сделало.  

– По вашему мнению, уступка произошла или нет? – поинтересовался у заявителя жалобы председательствующий судья, Владимир Попов.

– Да, она состоялась, мы о ней сразу уведомили ответчика, – уверенно заявил Носиков. 

Михаил Поваляев, представляющий интересы Сухарева, обратил внимание на еще один спорный момент в этом деле. Процессуальным правом на обжалование судебных актов обладают лица, участвующие в споре, пояснил юрист: «А кассация приняла к рассмотрению жалобу моего доверителя, который якобы не является стороной этого разбирательства». Так что у нас имеется неопределенность того, на кого акты нижестоящих инстанций распространяются. По его словам, в этом деле возникла абсурдная ситуация: факт долга никто не оспаривает, но кому «ТрансюжстройКубаньмост» должен платить – непонятно.

Выслушав все доводы заявителей жалоб, «тройка» судей удалилась в совещательную комнату и спустя несколько минут огласила резолютивную часть решения: акты апелляции и Окружного суда отменить, а дело отправить на новое рассмотрение обратно в 9-й ААС.

Эксперты «Право.ru»: «Апелляция вышла за пределы заявленных требований»

Исходя из смысла закона, в рассматриваемой ситуации процессуальное правопреемство невозможно, объясняет Ольга Бенедская: «Поскольку заявитель являлся ненадлежащим уже в тот момент, когда арбитражный суд принял иск к производству». А институт замены ненадлежащего истца действующий АПК РФ не предусматривает, поясняет эксперт: «И в таком случае суд может только отказать «Мосстрою» в удовлетворении требований». 

Безусловно, судебные акты, вынесенные по этому делу, внутренне противоречивы. Если материальное право перешло, то за этим должно последовать процессуальное правопреемство. Кроме того, суды не учли, что по действующей редакции главы 24 ГК («Перемена лиц в обязательстве») уступка денежных требований возможна даже вопреки договорному запрету на нее (п. 3 ст. 388 ГК).

Всеволод Байбак, партнер Tomashevskaya&Partners  

Вместе с тем в абз. 2 п. 34 постановления Пленума ВС от 21 декабря 2017 года № 54 указано со ссылкой на аналогию закона, что замена ненадлежащего истца все-таки допускается, обращает внимание юрист: «Суд предоставил право цеденту заявить о процессуальном правопреемстве в ситуации, когда иск заявлен цессионарием на основании недействительной цессии». Подобный подход можно применить и в этом деле, уверена Бенедская: «Он представляется достаточно справедливым». И положения АПК не препятствовали апелляционной инстанции привлечь для участия в этом деле всех правопреемников, чтобы уточнить необходимые обстоятельства, замечает эксперт. 

В этом деле апелляции надо было привлечь к участию в деле Суслову в качестве третьего лица и заменить истца его правопреемником Сухаревым. При этом решение суда первой инстанции по существу спора нужно было оставить без изменений. 

Ольга Бенедская, советник Муранов, Черняков и партнеры

Кроме того, Татьяна Светлова, старший юрист Vegas Lex , обращает внимание на то, что апелляция подробно оценила отсутствие в материалах дела письменного согласия должника на уступку права, указав это обстоятельство как дополнительное основание для отказа в процессуальном правопреемстве. Но давать такую оценку в спорной ситуации некорректно без отдельного решения о признании недействительным договора цессии, резюмирует эксперт: «Это выход за пределы заявленных требований». 

Источник: ПРАВО.RU

Поделиться :