Сообщение

Спасибо, Ваш запрос отправлен!
Войти с помощью соцсетей
или
Восстановление пароля
Введите ваш e-mail
Я вспомнил свой пароль!
Проверьте e-mail, пожалуйста!
Во сколько баллов
вы оцениваете наш портал?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Спасибо за Ваше мнение!
15 февраля 2019, 13:55
Новости рынка взыскания 36 0

На микроуровне

Источник: Российская газета

В Уральском федеральном округе сокращается число микрофинансовых организаций (МФО). По данным Банка России, только в Свердловской области за прошлый год их количество уменьшилось на семь единиц, а объем выданных займов - на 11 процентов. Это стало результатом последовательной политики социализации рынка МФО, которая проводится для защиты потребителей финансовых услуг. Как меняется уральский рынок микрофинансирования, "Российской газете" рассказала заместитель начальника Уральского главного управления Банка России Светлана Фурдуй.

Светлана Валерьевна, известно, что с конца января введены очередные меры, "затягивающие гайки" на рынке МФО. В чем их суть?

Светлана Фурдуй: Давайте сразу поясним: это не "затягивание гаек", а новые регуляторные требования. И они касаются не только рынка МФО, то есть займов, но и банковских кредитов сроком до года. Прежде всего, вводится единое ограничение предельной задолженности гражданина: это значит, что с 28 января 2019 года начисленные на такой кредит или заем проценты, неустойки и иные дополнительные платежи не могут превышать сам долг более чем в 2,5 раза. Предусмотрено и дальнейшее снижение: с 1 июля 2019 года ограничение составит двукратную сумму займа, а с 1 января 2020-го - 1,5-кратную. Например, если заемщик после 1 июля 2019 года возьмет в долг 10 тысяч, то отдаст не более 30 тысяч (20 тысяч - проценты, неустойка, иные платежи и 10 тысяч - сам долг).

Кроме того, впервые вводится ограничение ежедневной процентной ставки - 1,5 процента. И также предусмотрено дальнейшее ее снижение. Это, по сути, дополнение к действующему ограничению ПСК (предельной стоимости кредита), которое не должно более чем на треть превышать среднерыночное значение. Это особенно касается "займов до зарплаты", где ПСК, хоть и чисто номинально, но до последнего времени могла достигать 700-800 процентов и даже иногда подниматься выше. Сейчас она составляет 547,5 процента, а с 1 июля не должна превышать 365.

Цифры все равно пугающие...

Светлана Фурдуй: Во-первых, это предельные ставки. Во-вторых, если брать в долг небольшие суммы и на несколько дней (а в этом и суть "займов до зарплаты"), то реальная переплата в рублях будет выглядеть не столь устрашающе.

Новый закон также ограничивает круг лиц, которым будет возможна уступка прав по договорам потребительского кредита или займа. Теперь долг можно  продать только тем организациям, за которыми осуществляют надзор Банк России или Федеральная служба судебных приставов, или физическим лицам, которых укажет сам должник.

Кстати, вопрос высокой закредитованности населения в МФО - надуманный. Объем микрозаймов несопоставим с общим объемом потребительского кредитования. Для сравнения: на 1 октября 2018 года физические лица взяли в банках в виде кредитов 288 миллиардов рублей, а в МФО - всего 763 миллиона.

Как уральский рынок микрозаймов реагирует на изменения?

Светлана Фурдуй: В прошлом году от жителей УрФО поступило 1429 жалоб на МФО - на 75 процентов больше, чем в 2017 году. Это соответствует и общероссийской тенденции. Динамика по жалобам в России сопоставима с ростом объемов выдачи микрозаймов. Граждане стали чаще обращаться в МФО. Кроме того, вырос уровень информированности населения об услугах на рынке микрофинансирования и полномочиях Банка России в этой сфере. То есть граждане знают, что нам можно жаловаться. Как правило, потребители заявляют о неправомерных действиях при взыскании просроченной задолженности. Это, например, частые звонки и СМС, нецензурные выражения, грубая форма общения. При этом такие жалобы связаны с работой не МФО, а профессиональных взыскателей, то есть коллекторских агентств, и нарушителями чаще всего оказываются так называемые "черные коллекторы", нелегалы, работающие вне правового поля. Бывают случаи, когда потребитель по незнанию обратился к нелегальному кредитору, а пишет жалобу на МФО. Кстати, после вступления в силу запрета на переуступку долга нелегалам число таких жалоб должно сократиться.

Нередко заемщики жалуются на нарушение порядка начисления задолженности - превышение максимального размера процентов. Каждый случай рассматривается и проверяется, а затем мы выносим решение, соответствующее ситуации, и, если требуется, наказываем финансовые организации за недобросовестную практику.

Я подчеркну очень важный момент: меняя условия работы, регулятор не пытается "закрыть" рынок. Напротив, наша задача - обеспечить многоплановость и доступность финансовых услуг. Если бы услуги МФО не были востребованы, у них бы не оказалось такого количества клиентов. Только за 9 месяцев 2018 года МФО Свердловской области заключили около 80 тысяч договоров с физическими лицами. Наша задача - защитить потребителей финансовых услуг, а также способствовать развитию микрокредитования других сфер, например, малого и среднего бизнеса (МСБ).

Насколько сейчас МФО и МСБ интересны друг другу?

Светлана Фурдуй: Зайду издалека: вы замечаете, что, например, в Екатеринбурге первые этажи в новостройках заполняются очень быстро? Здесь появляются учреждения дополнительного образования, языковые школы, парикмахерские, кондитерские, медицинские центры с одной-двумя единицами оборудования, скажем, аппаратами УЗИ. Все это - микробизнес, и он развивается очень активно. Скорее всего, владельцам таких предприятий банки отказывают в кредитах, потому что у них нет кредитной истории и даже стартового капитала. Кто же им поверит? Но кто их остановит, если очень хочется открыть свое дело? Именно такого рода предприниматели, как правило, становятся клиентами МФО.

Они дают бизнесу деньги по ставкам от 8-10 процентов годовых, это зависит от наличия залога, в качестве которого может выступать помещение, оборудование или даже мебель. МФО предпринимательского финансирования получают государственную поддержку, субсидии из бюджета, которые и дают возможность предоставлять займы под достаточно низкие проценты.

В прошлом году на Урале доля субъектов МСБ в совокупном портфеле микрозаймов составила 60 процентов, остальное - физические лица. Объем займов, выданных МФО индивидуальным предпринимателям, вырос на 12 процентов, а юридическим лицам - на 30.

Насколько перспективно такое сотрудничество?

Светлана Фурдуй: В некоторых странах, например в Канаде, МФО берут на себя сопровождение микробизнеса: они не только выдают деньги предпринимателям, но и консультируют их. В некоторых российских регионах такая практика тоже развивается, но на Урале подобного опыта пока нет. Микрофинансовые организации могли бы разработать несколько коробочных продуктов, например, по открытию кондитерской или сервиса доставки воды. Это уже готовые, просчитанные в деталях бизнес-планы, с "зашитыми" в них необходимыми действиями и платежами. Хочешь открыть свое дело - пожалуйста, вот тебе готовая бизнес-модель с небольшой, но гарантированной прибылью. Вот кредит. Иди работай. Подобные услуги еще у нас не очень развиты, но за ними будущее.

А если МФО не смогут переформатироваться под кредитование бизнеса? Есть прогнозы, насколько рынок может "усохнуть" в новых условиях?

Светлана Фурдуй: Конечно, многие МФО, которые работают на кредитах "до зарплаты" и живут только за счет сверхвысоких процентов за короткие деньги, уйдут с рынка. Кстати, помимо кредитования бизнеса, структуры, выдававшие такие займы, могут переориентироваться на сегмент installments - более длинные займы на увеличенные суммы. Они составляют свыше половины портфеля российских МФО. Насколько сильно изменится рынок, будет известно к концу года. Банк России провел серьезную работу для исключения из реестров недобросовестных и нежизнеспособных компаний. Только в 2018 году с рынка микрозаймов Свердловской области ушли семь таких игроков. Сейчас в регионе работают 32 микрофинансовые организации. Порядка 95 процентов всех МФО в Уральском федеральном округе - действующие. Сложно сказать, как они себя поведут, надо дать им возможность перестроиться. Здесь все зависит от собственника: захочет он приложить усилия, чтобы найти очередную нишу, или нет.

Каковы ваши действия, когда при работе с жалобами выявляются явные мошенники?

Светлана Фурдуй:Нелегальные кредиторы часто маскируются под микрофинансовые организации и тем самым наносят ущерб как потребителям, так и имиджу рынка. И население часто путает МФО с нелегалами и не знает, что от последних Банк России их защитить не может, это уже дело правоохранительных органов. Однако борьба с нелегалами на рынке финансовых услуг - общая задача.

За 2018 год в России выявлено 2293 нелегальных кредитора. Это больше, чем в 2017-м, тогда было обнаружено 1344 организации. Рост связан в основном с более активной работой Банка России в регионах, созданием специализированных подразделений, в том числе и в Уральском главном управлении. На территории Уральского региона в прошлом году выявлено 264 "черных" кредитора, почти в половине случаев виновные привлечены к ответственности.

Мы понимаем, что на рынке будут появляться новые незаконные игроки. Наша задача - вовремя их обнаружить и минимизировать время, необходимое для прекращения такой деятельности.

Поделиться :