Сообщение

Спасибо, Ваш запрос отправлен!
Войти с помощью соцсетей
или
Восстановление пароля
Введите ваш e-mail
Я вспомнил свой пароль!
Проверьте e-mail, пожалуйста!
Во сколько баллов
вы оцениваете наш портал?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Спасибо за Ваше мнение!
Личный кабинет
21 июля 2020, 15:35
Полезные статьи 341 0

Александр Васильев: период самоизоляции и карантина — это хорошая возможность расквитаться с долгами

Александр Васильев, генеральный директор коллекторского агентства ID Collect (Группа IDF Eurasia), рассказал порталу РынокВзыскания.РФ о развитиии рынка взыскания, особенностях поведения должников, о законодательных изменениях и новых возможностях для участников коллекторского рынка.

Как вы оцениваете рынок взыскания 2020 года? Он на подъеме? Стагнирует? В кризисе? Какие факторы оказывают наибольшее влияние на вашу оценку?

Если говорить о взыскании на рынке МФО, то мы видим определенный подъем. В связи с введенными ограничениями и последствиями карантина игроки отрасли «расчищают» баланс, на продажу выставляются все больше портфелей долгов, причем даже со стороны тех, кто ранее этого вообще не практиковал. В банковском сегменте, по нашим наблюдениям, пока что относительное затишье, в целом рынок здесь сопоставим с 2019 годом. Мы ожидаем роста активности банков в плане продажи долгов во втором полугодии текущего года. Что касается влияющих на оценку факторов, то мы ориентируемся на объемы предложения, уровень спроса и непосредственно показатели взыскания.

ID Collect – аффилированное коллекторскрое агентство. Означает ли это что вы работаете только с долгами вашей группы компаний?

Да, мы действительно работаем с долгами нашей группы компаний, но их доля в общем портфеле минимальная, она не превышает 10%. У нас самостоятельный бизнес, который мы развиваем и делаем конкурентоспособным, поэтому приоритетным для нас остается внешний рынок. Безусловно, мы будем и дальше расширять пул клиентов — для нас это очень ценный опыт и возможность нарастить экспертизу. Что касается отбора, то здесь мы используем собственные технологические разработки, в частности, скоринговые модели и алгоритмы. По результатам анализа уже принимаем решение.

Каким стал этот год для вашей компании?

Для нас текущий год проходит под эгидой расширения бизнеса, наращивания позиций и повышения операционной эффективности. Мы активно осваиваем новые рынки и направления, в частности, начали работу на рынке банковской цессии, уже есть заключенные сделки с рядом крупнейших игроков. Также был запущен и серьезно масштабирован собственный legal-процесс, сейчас продолжается работа по его оптимизации. Мы ожидаем, что по итогам текущего года объемы закупаемых портфелей задолженностей вырастут в 4 раза по сравнению с 2019 годом.

Несколько лет назад долги по онлайн-займам считались чуть ли не безнадежными для взыскания – у кредитора ведь нет бумажного договора! Есть ли сейчас разница при взыскании долгов по онлайн и офлайн-займам?

Конкретно мы для себя не видим какой-либо явно выраженной специфики в работе с долгами по онлайн и офлайн-займами. Несколько отличаются сами клиенты. По нашим наблюдениям, «онлайнщики» являются менее контактными должниками. В основном же отличие присутствует с точки зрения позиций судебных органов. Еще не все суды в нашей стране «привыкли» к тому, что выданные онлайн заемные средства — это законно, а электронная подпись обладает 100% юридической значимостью. Но постепенно ситуация улучшается, вырабатывается судебная практика, снижается доля отказа в судах по делам касательно онлайн-займов, суды все больше выносят решений в пользу кредиторов с первого раза.

Насколько финансовый продукт влияет на взаимоотношения должника и коллектора?

Исходя из нашей практики, должники с более крупными суммами охотнее идут на контакт и в целом проявляют более высокую заинтересованность в том, чтобы исполнить свои финансовые обязательства, нежели клиенты с небольшими задолженностями. Мы объясняем это тем, что крупные суммы, по большей части, выдаются заемщикам с качественной кредитной историей, следовательно, ранее они уже прибегали к заемным средствам и более-менее добросовестно их возвращали. И если сейчас такой заемщик не может погасить задолженность, то с высокой долей вероятности это действительно обусловлено финансовыми трудностями, а не просто нежеланием платить.

Ваша компания работает уже более 3 лет. Полагаю, за это время вам много удалось достичь. Каким достижением вы гордитесь больше всего?

По большей части это темпы, которыми мы развиваемся, и финансовые результаты. Мы дистанцировались от группы и стали самостоятельной компанией, очень быстро вышли на прибыльность — буквально за первый год существования. Эффективно показывая себя в работе с внешними долгами, мы освоили все традиционные направления взыскания. Также, будучи технологичной компанией, мы запустили автоматизацию судебного взыскания, что позволило нарастить мощности по этой линии. Уверен, я не ошибусь, если скажу, что в целом мы уже успели стать конкурентными на рынке, работаем наравне со «старожилами».

Поменялся ли портрет должника за 3 года работы вашей компании? Это связано с изменением менталитета или экономической ситуации? Как по вашему мнению изменится портрет должника и его возможности к концу 2020 года?

Если говорить о портрете должника МФО, то на протяжении нашей работы на рынке мы не увидели существенных изменений. В части социально-демографических параметров это по-прежнему мужчины в возрасте 20-28 лет с уровнем дохода около 42 тыс. рублей в месяц и женщины в возрастной группе 25-30 лет, зарабатывающие в среднем 38 тыс. рублей. Изменения в портрете должника к концу 2020 года могут произойти с точки зрения сфер деятельности, в которых они трудоустроены. Некоторые секторы экономики пострадали в большей степени, коллекторский рынок уже сейчас видит приток клиентов из соответствующих областей, например из индустрии услуг, общественного питания. От степени и темпов их восстановления будут зависеть и возможности должников в конечном итоге.

Насколько популярны среди заемщиков кредитные каникулы? Каковы по вашему мнению будут их последствия?

Пандемия, действительно, затронула очень многих, однако количество пострадавших должников, которые обращались за каникулами на этом фоне, было умеренным — по нашим оценкам, около 5%. Мы шли навстречу, предлагали индивидуальные программы на лояльных условиях (при наличии у клиента документального подтверждения, что его материальная ситуация ухудшилась). Учитывая относительно небольшую долю таких должников от общего числа, мы не видим каких-либо серьезных последствий. Также есть понимание, что часть из них будут не в состоянии вернуться к погашению задолженности по истечении срока каникул — с этим пулом клиентов мы работаем отдельно, принимая меры в превентивном порядке. В целом же мы считаем, что период самоизоляции и карантина — это хорошая возможность расквитаться с долгами, поскольку физически тратить деньги в этом время особенно не на что. Следовательно, высвобожденные средства можно направить на восстановление финансовой репутации.

Окажет ли существенное влияние на вашу компанию инициатива по введению процедуры упрощенного банкротства?

Существенного влияние в этой части мы не ждем, упрощена может быть сама процедура, но не обстоятельства, которые наступают после нее — это и невозможность получить заемные средства в случае экстренной ситуации, и невозможность занимать руководящие должности, и разделение имущества между кредиторами. Маловероятно, что подобная совокупность негативных последствий придаст этой процедуре широкую популярность. В целом же среди наших клиентов есть потенциальные «банкротчики», мы с ними успешно взаимодействуем.

Законодательство у нас постоянно меняется. Какие ещё изменения (реальные или гипотетические) могут на ваш взгляд существенно повлиять на рынок взыскания в целом?

Прежде всего, это ужесточение наказания, вплоть до уголовной ответственности, для «черных» коллекторов — нелегальных участников рынка, работающих без лицензии и применяющих крайне сомнительные с точки зрения закона и этики методы взыскания. Еще одним полезным нововведением, на наш взгляд, стало бы введение института частных судебных приставов — это позволило бы существенно разгрузить государственную систему. Также мы приветствуем инициативу присвоения сотрудникам коллекторских служб и агентств цифровых идентификаторов, что позволит им не разглашать должникам личные данные (например, полные имя и фамилию), по понятным причинам. Из сугубо технических моментов существенно упростила бы работу оцифровка всех этапов взыскания, или, как минимум, возможность использовать электронные каналы коммуникации для отправки документов в судебные органы.

Какие направления взыскания представляются вам наиболее перспективными в ближайшие 3-5 лет?

На мой взгляд, в указанном горизонте будут актуальны и перспективны все имеющиеся сейчас направления. Также я вижу определенные возможности в части LegalTech, речь идет об онлайн-сервисах юридических услуг. Прежде всего, это взыскание алиментов. Суммарный объем задолженности по ним в России (а значит, и потенциальная емкость рынка) составляет 156 млрд рублей, согласно недавнему сообщению Совета Федерации. Есть и определенный потенциал по линии оспаривания начисленных гражданам различных комиссий, в том числе, сборов финансовых учреждений. В целом это то, что уже широко практикуется в Европе, и постепенно будет внедряться у нас.

Поделиться :